Почему модные тренды возвращаются

От модных экспертов часто можно услышать, что начиная с 80-х дизайнеры занимаются в основном переработкой мотивов прошлого. Почему в моде так часто повторяются силуэты прошлых лет? И правда ли, что все уже изобретено и ничего нельзя придумать?

Когда появилась мода


Прежде чем об этом рассуждать, давайте определим, что такое мода и когда она появилась. Вести ее историю от набедренной повязки — не совсем правильно; необходимо отделять ее от истории костюма, которая действительно появилась практически одновременно с человеком.
Модный эксперт и преподаватель Fashion Factory School Татьяна Кулахметова на лекциях рассказывает о формировании модной индустрии в несколько этапов. Для существования полноценной модной индустрии необходимы особые условия. В частности, работающие социальные лифты, некоторый материальный излишек и некоторая степень свободы. Мода не развивается в очень бедных, тоталитарных и религиозных обществах и там, где есть строгая иерархия. Там для нее либо нет материальных ресурсов, либо слишком много творческих ограничений. Зачатки моды в Европе появились уже в позднем Риме и Византии, но не успели развиться.

Появление кроя


Между XII и XIV веками в истории европейского костюма произошла важная перемена — появился крой. Древние кроя не знали, они носили одежду из примитивных полотнищ, по-разному задрапированных. Роль изменения сложно переоценить. Вместе с кроем появилась огромная вариативность расположения одежды вокруг тела, а значит — теоретические предпосылки для развития дизайнерской мысли и моды, какой мы ее знаем.

Блеск французского двора при Людовике XIV


Следующей большой вехой в развитии индустрии стало осознанное культивирование блеска и роскоши во Франции времен Людовика XIV. Двор французского короля должен был ослеплять не только богатством, но и продуманной сложностью: манер, парадных сервизов и одежд. Именно тогда моду стали распространять через кукол-пандор, которые доезжали и до Москвы. Рост французского модного влияния при Людовике был настолько масштабным и успешным, что его следы мы ощущаем до сих пор, когда говорим о французском шике. Даже если предмет или сочетание возникли от бедности и гораздо позже!
 
enter image description here
Сериал “Версаль” (Франция, Канада, 2015)
 
Кстати, именно во времена Людовика XIV происходит великое разделение моды на мужскую и женскую, отмечает Энн Холландер в своей книге «Пол и костюм». Это во многом сформировало индустрию, какой мы ее знаем, с точки зрения ценностей и мировоззрения: мужской моде приписывается большая строгость, интеллектуальная сложность и продуманность, а женская ассоциируется с накалываем на манекене, чем-то летучим, одноразовым, затрагивающим декор, а не конструкцию.

Промышленное производство


И наконец, следующим важным этапом формирования современной моды стало промышленное производство одежды, которое началось после Второй мировой войны. Массовое изготовление одежды позволило одеться в новое большому количеству людей. Большие тиражи позволили снизить цену готовой вещи и привести к модному потреблению гораздо большее количество участников, чем раньше. Это сделало саму индустрию гораздо более влиятельной: теперь в модные игры было вовлечено не менее половины населения.
 
Доступность готовой одежды в разных слоях общества породила и уже известные нам современные эффекты: демонстративное потребление и покупку престижных предметов, которыми пользуются люди с более высоким социальным статусом.
 
Таким образом, мода, какой мы ее знаем, по историческим меркам довольно молода: сложиться в индустрию с современными очертаниями она успела только к середине XX века. И повторять сама себя начала далеко не сразу.

Когда в моде появилась цикличность


Исследователю моды полезно иметь широкий кругозор, потому что многие процессы в царстве тканей и манекенов очень похожи на то, что происходит в других областях.
 
Например, автор (полезной для тех, кто изучает тренды) книги «Теория диффузии инновации» Э.Роджерс рассуждает о судьбе в том числе технических нововведений. Именно из труда Роджерса мы знаем, что относительно тренда люди могут принадлежать к инноваторам, ранним последователям, большинству, скептикам и отстающим; пока скептики колеблются, инноваторы уже забыли о своем изобретении, а их последователи нашли новые игрушки. То есть цикл моды не един для всех ее участников — люди воспринимают ее с разной скоростью и видят на разных этапах.
 
Владимир Паперный, автор книги «Культура два», начал с диссертации о сталинском классицизме, который вытеснил конструктивизм, а пришел к большим культурным обобщениям. В его выводы попадает не только архитектура, планирование городов и оформление парадных входов, но и мода.
 
Согласно Паперному, коллективная творческая мысль в разные годы выбирает между двумя импульсами: направленным в будущее (культура один) и направленным в прошлое (культура два). Эти импульсы питаются друг другом. Пассионарность, желание разрушить старый мир до основания — создают новое, очень смелое искусство; со временем оно застывает, становится новой классикой (как сегодня — страшно новаторские в момент создания стихи Маяковского или творения Мартина Маржелы из 80-х). Далее в обществе накапливается усталость, крепнут консервативные настроения, интерес к классическому, проверенному, «правильному» искусству; от умеренного консерватизма оно постепенно приходит к косности и несвободе, что чаще всего приводит к социальному взрыву и воцарению новой культуры один.
 
Паперный прослеживает чередование культур один и два с глубокой древности и до наших дней; но мы уже знаем, что современная модная индустрия существует всего лет семьдесят. Может быть, цикличность моды объясняется именно колебаниями маятника?

Что именно в моде повторяется


После Второй мировой войны уровень жизни людей в большинстве стран цивилизованного мира значительно вырос: стали доступными блага, о которых ранее люди невысокого достатка не могли и мечтать, в том числе готовая новая одежда.
 
В мире высокой моды со времен Ворта и вплоть до последних десятилетий царил диктат дизайнера, диктат моды. Гениальные кутюрье определяли, что красиво, что актуально, что следует носить. Их идеи сначала осваивались богатыми и знатными клиентками, потом, постепенно, — последовательницами из других слоев общества.
 
Но уже в 60-е, под влиянием больших общественных процессов и ростков новой культуры один (протест против войны во Вьетнаме и буржуазных ценностей, хиппи, Вудсток, сексуальная революция, космос и Пако Рабанн) отлаженная система начала давать сбои. Да, еще были 70-е и их историзмом (очередное колебание маятника). Но уже 80-е подарили миру моды и безумную тропическую декоративность, и невиданную альтернативу: одетых в черные лохмотья бельгийцев и японцев.
 
Монополия на стиль и диктат моды постепенно становились прошлым. А вот сама мода, вместо того чтобы уйти в отставку вместе с Кристобалем Баленсиагой, только прирастала новыми ветвями, усложнялась и наращивала объемы.
 
За 70 лет работы современная индустрия накопила огромное количество задокументированного материала (ведь эволюционирует не только модная мысль, но и технологии ее сохранения). В модной библиотеке человечества хранится такое огромное количество образов, что очень легко прийти к мысли: все уже придумано; новых способов обернуть ткань вокруг тела просто не существует.
 
Эту идею конкретно в нашей стране прямо сейчас укрепляет несомненно царящая вокруг поздняя «культура два» по Паперному: черпание смыслов в истории, в традиционных ценностях, героях прошлого. Мысль «все уже придумано» — такая же деталь этой системы, как возрождение пионерии и ностальгия по советскому мороженому. Она отражает установки говорящего в гораздо большей степени, чем фиксирует факты. Потому что как раз факты говорят о том, что на каждом витке повторения старых мотивов к ним добавляется что-то очень интересное. И совсем новое.
 
Повторяются слова модного языка: отдельные предметы, мотивы, образы. Только за последнее десятилетие мы наблюдали возвращение 70-х (джинсы-клеш, обувь на массивном каблуке, осенняя цветовая гамма), 80-х (ностальгический спорт, стрижка-маллет, неон и буйный макияж, украшения как из сериала «Династия», «Очень странные дела»), 90-х (этника, кочевники, субкультуры, мартенсы, рейвы) и вот сейчас нулевых с бархатными розовыми костюмами и топами в виде бабочки.
 
Но важно не только то, что какие-то мотивы вернулись. Важно, КАК они вернулись.

Что появляется нового: меняется отношение к самой вещи


В моде это очень распространенная история: предмет гардероба со временем теряет свою первоначальную агрессивную или бунтарскую остроту (как это сделала косуха), забывается его происхождение из униформы (тренчкот) или рабочей одежды (джинсы). Вещь становится новой классикой.
 
Другой вариант — не застывание в классике, а наоборот, ирония. В первый раз блестящие лосины носили вполне серьезно, а сегодня покупают с комментарием «те самые!!» и носят на тематические вечеринки в духе аэробики 80-х.
 
Вчерашнее нарядное может сегодня мигрировать в повседневное, потому что границы дневного и вечернего сдвинулись. Бабушка могла носить похожее платье в качестве выходного, а для внучки пропала сама граница между повседневным и парадным, либо сдвинулась совсем уже в сторону платьев для красной дорожки кинофестиваля.

Меняется отношение к телу


Синтетические лосины в момент своего первого появления были весьма жестоки к самооценке тех, кто решался их носить: предполагалось, что они для идеальной фигуры. Крупных женщин за лосины стыдили. (Впрочем, и сегодня модные СМИ пишут об участившихся случаях липосакции лобка в связи с модой на леггинсы, но это скорее исключения на фоне огромной волны бодипозитива).
 
Мейнстримное отношение к телу уже другое: сегодня крупнейшие онлайн-ритейлеры делают собственные линии одежды, в том числе больших размеров, и показывают те самые лосины на моделях с самыми разными телами. Постулат о принятии телесности очень важен для поколения зумеров, и это постепенно распространяется по обществу в целом.

Меняются технологии


Далеко не все лосины сегодня задорно блестят лайкрой, как они это делали в 90-е. Если сейчас вы будете искать леггинсы для йоги, то обнаружите, что вам доступны разные фактуры (именно сейчас популярны матовые), любой принт или его отсутствие, широкая палитра цветов, в том числе спокойных приглушенных, недоступных во времена Джейн Фонды. Новые визуальные эффекты появились в массовой моде, потому что стали доступны технологии массового производства другого уровня.
 
Технологии влияют и на форму, в которой, как говорят нам люди старого глянца, все уже придумано. Вспомните коллекции Гарета Пью в 2000-х, его платья, созданные из неопрена. Новые свойства материала сделали возможными и новые силуэты, потому что неопрен плотный и отлично держит форму сам по себе.
 
enter image description here
Brand: Katie Shillingford
 
Это должно внушать оптимизм сегодняшним художникам моды. Мы не знаем, куда заведет нас прогресс: может быть, через несколько лет станет реальностью одежда в виде облака из баллончика, которую придумал польский фантаст Станислав Лем. Подобная технология точно подарит дизайнерам новые формы!
 
enter image description here
Brand: Katie Shillingford
 
Если кратко: когда нам кажется, что мода повторяется, то на самом деле повторяются лишь отдельные предметы и мотивы. Новые вещи — другого качества, чем на предыдущем витке спирали, мы выбираем их из другого набора вариантов, носим по-другому, с большей уверенностью, в новых сочетаниях, по другим поводам и с другим смыслом.

Информационная революция: управление вниманием


Историки моды не всегда решаются оценивать текущее или даже предыдущее десятилетие: для обобщения нужна дистанция. Из той точки, в которой мы находимся сейчас, можно оценить значимость происходящего в 90-е и отчасти нулевые, которые сегодня так часто появляются на подиуме в виде ностальгических цитат.
 
enter image description here
 
enter image description here
 
Очевидно, сегодня мы переживаем последствия еще одной революции, затронувшей (как в свое время промышленное производство) практически все сферы жизни. Это информационная революция, интернет и соцсети.
 
Мода сегодня создается так, чтобы гарантированно попасть в новости и набрать максимальные охваты — это, собственно, и двигает продажи. Коллаборации — хороший, годный инфоповод, о котором и сейчас с удовольствием пишут медиа.
 
Веселая модная дичь и дешевое в роли люкса (типа мусорного мешка Balenciaga) нужны, чтобы подписчики это точно репостнули — а значит, увеличили своим вниманием коммерческий потенциал вещи. Главной модной фигурой стал не гениальный кутюрье, а гениальный маркетолог, мастер управления массовым вниманием.
 
enter image description here
 
enter image description here
 
Когда красишь ногти левой рукой. Кольца для ногтей Hugo Kreit $549 (телеграм-канал «Отказала модная железа»).
  
На курсе «Профессия stylist» вы узнаете не только о том, как выбирать и сочетать вещи. Вы поймете логику, в которой работает модная индустрия, и будете знать ее законы. Получите востребованную профессию в моде уже сейчас!
Старт — скоро. Присоединяйтесь!

 
Автор статьи Наталия Поротикова, журналистка, соавтор книги «Тело и одежда». 
 
26/08/2022,

Полезная рассылка о fashion бизнесе.

— статьи и советы;
— анонсы профильных мероприятий;
— вакансии, резюме и партнерства

Комментарии (0)